Гжель - история промысла и фото. Происхождение гжель


Гжель. История промысла | История вещей

Гурьевская каша: история и рецепт →

Гжель – народный промысел в виде изделий из фарфора с росписью. Отличительной чертой таких изделий является рисунок кобальтом на белоснежном фоне. Свое название этот промысел получил от названия села Гжель в Московской области, где он собственно и возник.

В районе Гжели, начиная с XVII века, широко велась добыча глины. Местная глина высоко ценилась и считалась одной из лучших. В 1663 году царем Алексеем Михайловичем был издан указ о добыче в гжельской волости глины для изготовления медицинских сосудов.

История промысла в Гжели начинается с XVIII века. Ассортимент изделий гжельских мастеров был очень велик: посуда, кирпич, изразцы и даже детские игрушки. Всем этим Гжель снабжала Москву. Одних только глиняных игрушек мастера изготавливали сотни тысяч в год. Спрос на изделия был велик.

Каждый мастер владел своей манерой росписи, и в изделии отображалось его представление об окружающем мире. На промысел также большое влияние оказывали вкусы покупателей. В середине XVIII века гончарное дело в России начинает бурно развиваться, но составить конкуренцию гжельским мастерам ни кому не удается.

Наивысшего исторического расцвета гжельский промысел достиг в конце XVIII века. В это время особого мастерства достигли умельцы, изготавливающие кувшины, кумганы и квасники. Мастер должен был обладать большим терпением и высокими навыками росписи, так как она делалась по еще не обожжённому изделию, которое было покрыто белой эмалью. Помимо посуды и глиняных игрушек в Гжели делали мелкую майоликовую пластику. Чаще всего это были сцены из повседневной жизни — солдаты, крестьянки, дамы и мужчины, занятые своими делами. Все было выполнено в простой и доходчивой, но очень выразительной форме.

Несколько десятилетий гжельские мастера также делали расписные печные и каминные изразцы. Историю промысла в Гжели можно проследить по сохранившимся образцам. Изделия гжельских мастеров представлены в крупнейших музеях Москвы и Санкт-Петербурга.

Предметы кухонной утвари – кувшины, кружки, квасники, большие тарелки, мастера расписывали цветами, птицами, деревьями и сооружениями архитектуры. В рисунках чувствуется отличное понимание их декоративного предназначения. Для росписи использовали синие, зеленые, желтые цвета в коричневых контурах. Посуда, сделанная и расписанная гжельскими мастерами, обязательно дополнялась фигурками животных или людей. Кувшины, кумганы, чайники становились частью сюжетной композиции. Ручка такого кувшина могла быть выполнена в форме ветки, а носик в форме головы птицы. Искать сходства каждого элемента подобной композиции с реальностью не было смысла, так как мастер воплощал в них свое видение мира.

В 1802 году возле села Минино нашли светлую глину, после чего в этом регионе началось производство полуфаянса. Из него делали кувшины и квасники. Однако эти изделия выглядели грубо и были недолговечны из-за хрупкости материала. Со второй половины двадцатых годов XIX века в гжельской росписи стали преобладать синие краски.

В начале XIX века в Бронницком уезде была найдена белая глина, пригодная для изготовления фарфора, после чего в селе Володино был построен первый фарфоровый завод. Основатель этого завода, Павел Куликов, познавал секреты производства фарфоровых изделий на заводе в деревне Перово. По свидетельствам, для того, чтобы сохранить технологию фарфора в тайне, производством Куликов занимался сам, прибегая к помощи двух гончаров и одного рабочего. С этого небольшого предприятия стало развиваться производство фарфора в Гжели.

В 1812 году уже работает двадцать пять заводов по выпуску фарфоровой посуды. Заводы Лаптевых и Иванова в деревне Кузяево пользуются особой популярностью. Многие мастера оставляли свое клеймо или подпись на изделиях, так до нас дошли фамилии мастеров Кокуна, Срослея, Гусятникова. Из фарфора на заводах производили игрушки в форме птиц и животных, а так же статуэтки со сценами русского быта. Изделия покрывались белой глазурью, на которую наносился рисунок. Мастера по росписи использовали синюю, жёлтую, лиловую и коричневую краску, а рисунки были в народном стиле. Цветы, листья, трава – основные мотивы гжельской росписи.

Со временем спрос на фарфор увеличивался, что способствовало росту производства. Тем временем производство традиционной гжельской майолики сокращалось. Постепенно фарфор и фаянс стали основой гжельского промысла. Наступает время экономического расцвета Гжели, ремесленные мастерские становятся небольшими заводами.

Расширяется и ассортимент производимой продукции. Теперь наряду с кувшинами, кумганами и блюдами стали выпускать чашки, молочники, чайники, масленки, чернильницы и подсвечники. Все изделия продолжают расписывать многоцветными рисунками. Гжельские мастера дополняют столовые наборы сюжетными скульптурами. Несмотря на конкуренцию со стороны крупных фарфоровых заводов, продукция Гжели была востребована за счет сохранения в ней народного характера искусства и трогательной наивности изображения сюжетов окружающей жизни.

Начиная со второй половины XIX века, гжельская роспись приобретает сдержанный характер, теперь для нее используется только синий кобальт. Синий рисунок на белом фоне, усиленный золотыми контурами – новый этап развития искусства Гжели. Конец XIX века становится периодом наивысшего расцвета в истории гжельского промысла. В это время совершенствуются технологические процессы изготовления фаянса и фарфора. С середины XIX века фарфоровое производство Гжели сосредотачивается в руках братьев Кузнецовых. С приходом советской власти заводы национализировали, и производство пришло в упадок. Восстановление гжельского промысла началось лишь с середины XX века.

xn----dtbjalal8asil4g8c.xn--p1ai

Гжель — русский народный промысел: сообщение

Гжель — это изделия из керамики или фарфора высокого качества, расписанные особым образом: синей краской по безупречно белому фону. Это исконно русский народный промысел, получивший название от одноименной деревни.

Название деревня получила от слова «жгель», что означало «обжечь» или «жечь» — привычного термина из лексикона гончаров.

Голубое на белом.

История

В середине XVII столетия на берегу речки Гжелка в старинном селе Гжель, располагавшемся в 60 км от Москвы, жили и трудились древние мастера гончарного дела. Они добывали глину, на которую была очень богата их местность, и делали из неё: кирпичи, черепицу, изразцы, гончарные трубы, детские игрушки и посуду.

Историческим фактом является то, что удивительно качественная глина из Гжельского месторождения была оценена русским царём Алексеем Михайловичем. Он издал указ, предписывающий использовать глину из этого месторождения для изготовления аптекарской и алхимической посуды.

Гончарное дело стремительно развивалось. Со временем, так называемый «Гжельский куст» включал в себя уже 27 деревень. К 1812 году посуду производили 25 заводов и множество частных кустарных производств.

В 18 веке мастерские Гжели делали фарфор в технике Майолика — в то время она была популярной.

К концу 18 века в Гжели работало уже 50 фабрик. Изделия из удивительной глины подавались по всей России, и даже в странах Средней Азии.

Однако с наступлением промышленного кризиса в период развития капитализма, народный промысел начал угасать. А к концу 19 столетия практически полностью исчез.

Особенности гжельской росписи

Гжельскую роспись легко распознать среди других направлений. Её характерный стиль – это синие и голубые узоры на ослепительно белом фоне.

Для нанесения рисунка в качестве краски используется кобальт. Характерный синий цвет он приобретает в процессе обжига.

В изображениях используются геометрические пояски, цветочные узоры и растительные орнаменты. На крупных изделиях можно встретить целые пейзажи и архитектурные сооружения, а также условные изображения фигурок людей и животных.

Ёжик, коровка и лошадка.

Рисунок на керамические изделия наносится вручную при помощи кисти. Это позволяет создавать окисью кобальта изображения со множеством оттенков: от глубокого темно-синего, до нежного голубого.

Гжель в настоящее время

Сегодня в России роспись гжелью весьма популярна. На месте небольшой старинной фабрики сегодня работает Гжельский фарфоровый завод.

Гжельский фарфоровый завод.

На предприятии трудятся сотни мастеров, сохранивших опыт и традиции предков.

На заводе производятся, расписанные ручной кобальтовой росписью:

  • посуда;
  • вазы;
  • подсвечники;
  • статуэтки;
  • лампы;
  • часы;
  • шкатулки;
  • камины;
  • люстры;
  • чайники, и пр.

Ассортимент продукции завода достигает 600 наименований.

Не только посуда и звери, но и всё-всё-всё…

Профессионалы высокого класса — технологи и художники умело сочетают в производстве изделий технологические новшества и вековые традиции искусства.

Магазин фарфора в селе Гжель.

Как отличить подлинное изделие от подделки

Гжель — это исключительно качественные изделия. Они высоко ценятся как в России, так и за рубежом. Но иногда можно встретить подделки. Как правило, они не отличаются качеством исполнения, а рисунок на них нанесен обычной краской, вместо окиси кобальта.

Настоящую гжель можно отличить по следующим признакам:

  • поверхность керамики или фарфора — идеально гладкая, а фон — белоснежный;
  • на донышке изделия должен присутствовать фирменный штамп гжели — лебедь или же чёткими крупными буквами написано и обведено в овал слово «гжель»;

Фирменное клеймо.

  • на особо ценных изделиях может присутствовать пометка «расписано вручную», и даже стоять фамилия мастера;
  • настоящая гжель удивительно прочная, так как изготавливается из уникальных сортов белой глины с добавлением кварцевого песка;
  • рисунок, нанесенный мастером, отличается качеством прорисовки деталей;
  • форма изделий проста, без излишней вычурности.

www.doklad-plus.ru

история промысла и фото » Перуница

Слово Гжель имеет несколько значений. С одной стороны, это географическое название области в шестидесяти километрах от Москвы, которая объединяет три десятка деревень и одноименное поселение. С другой стороны, это слово для искусствоведов связано с целым направлением в истории русской керамики. Это связано также с термином "жечь" (горение), используемым с древних времен в гончарном деле, и вполне возможно, что из этого глагола в преобразованной форме происходит похожее на звук имя Гжель.

Сегодня слово Гжель вызывает представление о белом фарфоре с голубой подглазурной росписью. В России работает множество художественных промыслов, известных далеко за пределами страны. Это лаковые Миниатюры из Палеха, Мстера, Холуй, Федоскино, расписные подносы из Жостово, Богородская резная деревянная игрушка, роспись по дереву из Хохломы и Городца, кружева из Вологды, холмогорская резьба по кости, Ростовская эмаль, курские ковры и другие изделия известных художественных центров.

В традиционной народной художественной промышленности часто используются мотивы и живописные изображения, характерные для профессионального искусства. Это также относится и к керамике Гжели.

С Гжелью связана история возникновения фарфора в России, который, как известно, был изобретён Дмитрием Виноградовым в Петербурге в середине восемнадцатого века, совершенно независимо от восточного и европейского фарфора. При разработке рецептуры мастер использовал белую гжельскую глину, о превосходном качестве которой с восхищением говорил великий русский ученый Михаил Ломоносов.

В начале XIX века секрет фарфорового производства дошел до Гжельцев. До этого они пытались изготовить фарфороподобную массу, а во второй половине XVIII века они познакомились с майоликой.

В 1724 году на окраине Москвы, на дороге, ведущей в Гжель, была создана первая частная керамическая фабрика Афанасия Гребенщикова, производящая так называемые продукты Зенина, вероятно, полученные из Китая. Это были большие пористые майолики из красочной эмалированной глины. Гжельские гончары доставили Гребенщикову глину и изготовляли изделия на его заводе, где они одновременно изучали технологический процесс. Первоначально завод специализировался на табачных трубках и плитках, а затем на столовой посуде и на отдельных небольших скульптурах.После смерти Гребенщикова (1757) производство пережило упадок и прекратило свое существование в 1770 году. Но в то время в районе Гжеля уже были независимые мастерские майолики, производство которых в России было очень востребованным. Изделия майолики можно разделить на три группы:

- дешевую посуду,

- дорогие сосуды, которые служили не только для украшения стола, но и для украшения интерьера,

- и, наконец, мелкую пластику - статуэтки с бытовыми сюжетами и анималистические фигурки.

Очень популярными и типичными изделиями были кумганы, клювовидные кувшины для заливки напитков с дисковым корпусом на четыре фута. Они похожи на кувшины с круглым отверстием корпуса и воронкообразно расширенной горловиной, через которую с помощью накладной ткани можно фильтровать квас из бочки в кувшин. Кроме того, были сферические кувшины с цилиндрической шеей, которые расширялись вверх. Менее распространенными были кувшины в виде двуглавых орлов, кувшины различных размеров, винные бочки (Кучли), братины, крупные луковичные сосуды для питья, которые можно было доставать в общественных местах — на крестины, именины и т.д. Майолики были окрашены на жидкой эмали. Мастер сначала очерчивал рисунок темным цветом и раскрашивал его фиолетовым, желтым, зеленым, синим, коричневым. При обжиге краски сливаются с эмалью, что придаёт им большую прочность. Такой метод требовал от мастера виртуозного и чёткого рисунка, так как последующее улучшение было практически невозможно.Мастера из Гжели часто сочетали изображения цветов, листьев, трав, животных, птиц — реже людей, общих архитектурных ландшафтов — с орнаментами в виде геометрических полос и сеток. Роспись осуществлялась по зонам. На изделиях Гжельцев часто можно увидеть надписи, указывающие на то, был ли предмет подарком или заказом.Не только по форме, но и по характеру Гжельская майолика отличалась от Европейской керамики, например, от итальянской майолики. Особое своеобразие и оригинальность декоративной Гжельской майолики придавала роспись в сочетании с пластическим декором.Под влиянием стиля барокко, доминирующего в профессиональном искусстве, Гжельские майолики как бы и принимали похожие формы. Кувшины и кумганы получали фигурные ножки, напоминающие закругленные ручки. Рельефные расцветки и раковины теперь украшали боковые стенки сосудов. В начале 19-го века майолика, требующая значительных финансовых ресурсов, была заменена полуфаянсом. Масса пористого полуфаянса, была составлена из местной глины с добавлением смесей. Краску наносили на обожженный предмет, покрывали его глазурью и снова помещали в печь. Первоначальная полихромная роспись позже была заменена на сплошной, преимущественно голубой цвет. Контраст между синим цветом и белым фоном был одной из главных особенностей гжельского полуфаянса. Изменилась и роспись: цветной контурный рисунок уступил место рисованию кистью. Изделия украшали геометрические и растительные орнаменты. Типичными были гирлянды из мелких листьев с закругленными кольцами или узоры с большим стилизованным цветком.Гжельский полуфаянс, похожий на Делфт или китайский фаянс, отличался от него живописным содержанием и композиционным стилем.Особой разновидностью полуфаянса является так называемая бронзовая или люстровая посуда, которую изобрел талантливый самоучка Афанасий Киселев. В течение почти всего 19-го века в России выпускался полуфаянс, а также тонкостенный фаянс и фарфор, но его расцвет датируется первой половиной XIX века. После полуфаянса приступили к производству тонкостенного фаянса. Рецепт для этого сложил Афанасий Киселев. Однако, несмотря на высокое качество фаянса, произведенного заводом "Рождение Терехова", он не стал таким самостоятельным художественным явлением, как полуфаянс, а его оформление вскоре перешло от ручной росписи к штампованному рисунку.Первые фарфоровые мануфактуры появились в Гжели в начале XIX века. Первым предпринимателем, как вспоминают старожилы, был Павел Куличков, гончар из села Володино, который первоначально занимался одним из крупнейших фарфоровых предприятий России, основанном в 1766 году в Москве в Вербилках. После ознакомления с производством фарфора, установлением печи и обжигом, Куличков вернулся в свое родное село и основал здесь в 1802 году собственную фарфоровую мастерскую. Готовую продукцию он доставил в Москву, где фарфор был еще редкостью. Напрасно его соседи пытались разгадать тайну его фарфоровой продукции, но кому-то всё же удалось тайно проникнуть в мастерскую Куличкова, и вскоре в Гжельских деревнях одновременно возникло несколько фарфоровых мастерских, которые производили фарфор уже высокого качества. Были также мастерские, владельцы которых закупали заготовки из мануфактур, расписывали их, а затем продавали под их брендом. Фарфор гжельских мастеров появился на рынке в то время, когда в России были две крупнейшие мануфактуры — императорская фарфоровая мануфактура, основанная в 1744 году в Петербурге, и частная фирма Гарднера, товары которой не уступали Европейскому фарфору, — уже определяли моду. Императорская фарфоровая мануфактура поставляла царский двор, в то время как Гарднер имел широкий круг клиентов, хотя он и принимал заказы на фарфоровое обслуживание царского двора и благородства.Императорский фарфоровый завод имел техникум, в котором обучались художники. Здесь преподавали учителя из академии искусств, которые выступали также как авторы многих изделий. Гарднер также очень часто привлекал профессиональных скульпторов и художников. Точно так же Попов торговал недалеко от Москвы и Батенина в Петербурге, где производили высокохудожественные фарфоровые изделия. В русском фарфоре XIX века - в начале ХХ века преобладал эмпирический стиль. Гжельцы заимствовали типичные для этого стиля формы, но интерпретировали их по-своему довольно свободно и просто. Наряду с цилиндрическими, полусферическими и яйцевидными формами появились кратерообразные чашки с изогнутыми снаружи краями и изогнутыми ручками. Популярным украшением были цветочные мотивы и меандры. Лаконичная, праздничная роспись по-прежнему оставалась как в майолике, так и в полуфаянсе. Но иногда мастера отказывались от традиционных манер и реалистично указывали на образное изображение в масштабно реальном соотношении между фигурой и ландшафтом. Таким образом, переход художественного дизайна Гжельского фарфора — элементов древнерусского искусства — осуществлялся в современную ему систему живописи.Сюжеты росписи были разнообразны: эпизоды из Отечественной истории, портреты полководцев и государственных деятелей, изображения архитектурных памятников, нередко композиции с пастырскими играми и жанровыми сценами.В 1830/40 годах фарфоровое искусство Гжеля как по качеству, так и по объему производства процветало. Это было время, когда Гжельские мастера достигли своей максимальной самостоятельности, и каждая мануфактура достигла своей высшей самостоятельности. Так, например, завод братьев Тереховых-Киселевых был технически так же хорошо оборудован, как и лучшие русские заводы, а ассортимент изделий по ним превзошел их. Завод «братьев Терехов-Киселев» изготавливал всевозможные чайно - столовые приборы, иногда очень сложных форм. Он принял Европейский фарфор как образец для подражания и создал очень оригинально созданные произведения, которые свидетельствуют о национальном происхождении предмета. Мастера сафроновского завода в своем производстве придерживались больших российских заводов Гарднера и Попова, обслуживавших широкий круг клиентов. Произведения Гулина и Муса - сакова предлагали деревенскую Посуду с красочной, празднично красивой росписью. В Гжельском фарфоре часто объединялись элементы различных стилей.При всем разнообразии изделий, производимых на отдельных заводах, Гжельские предметы второй четверти XIX века были представлены в виде экспонатов. Черты, общие для XIX века: рифленая форма чашки, напоминающая перевернутый колокольчик, выразительная роспись, нанесенная широкой кистью, сочетающая в себе глазурь с подглазурной техникой, богатая роспись из кобальта и золота, разноцветные цветочные орнаменты, окрашенные в яркие цвета. Как правило, у Гжельских фарфоровых предметов отсутствует сплошной цвет. Для них характерно сочетание контрастных цветов.

Широкомасштабное ремесленное производство мануфактуры постепенно исчезло, уступив место массовому производству дешевого штампованного фарфора. Общий экономический кризис в России в конце XIX века также затронул крупнейшие фарфоровые заводы, которые отказались от своих позиций в борьбе с промышленным производством. Поскольку они не выдержали конкуренции, гжельские производители закрылись один за другим, и Гжель потеряла свое значение как один из важнейших российских центров керамики. Многие традиции народного искусства были утрачены в годы первой мировой войны (1914-1918), а затем во время гражданской войны (1918-1922) Гжельское ремесло пережило почти полный упадок.В 1937 году артели «Объединённый фарфорист» и «Вперёд керамика» были объединены в артель «керамическое искусство», имевшей свой центр в с. Турыгино. При изготовлении фарфора, который был совершенно не системным, частично использовался переданный материал, такой как вазы в стиле модерн, или образцы изделий по заказу. Низкое качество фигурного фарфора было скомпенсировано полихромной окраской. Великая отечественная война (1941-1945) также прервала эту работу, и казалось, что художественные традиции Гжели были безвозвратно утрачены.Однако в Московском Научно - исследовательском институте художественной промышленности Александр Салтыков, специалист в области декоративно-прикладного искусства, на основе архивов и музейных коллекций очень подробно изучал историю Гжельского народного творчества.Лабораторные исследования помогли определить рецептуру керамической массы старой майолики, и получили образец с росписью на жидкой эмали. Александр Салтыков и его соратники считали полезным использовать майолику 18 века в качестве основы для новых изделий.Однако фигурная майолика, в которой сочетался пластический и росписанный декор, требовала сложной техники исполнения, которую мастера-гжельцы осваивали недостаточно. Состояние технологий и экономики производства также не позволяли ему заниматься этим. По этой причине было решено изготовить простые формы из толстостенного фарфора с кобальтово-синей подслойной росписью. Так появился новый бело-голубой фарфор из Гжели.Возрождение промысла началось с подготовки молодых художников под руководством одаренной керамистки Натальи Бессарабовой (1895-1981). С группой учеников она начала углубленное изучение Гжельского культурного наследия. Она сама изготовила акварельный альбом с иллюстрациями посуды и мелкими скульптурами 18-го века. Александр Салтыков и Наталья Бессарабова совместно разработали программу, которая предусматривала освоение старой народной живописи — своего рода азбуки живописи от свободного, широкого до тонкого мазка кистью.Первые образцы сосудистых форм и их окраска были разработаны Натальей Бессарабовой.При этом она исходила из принципов формования типичных Гжельских изделий XIX века. Она придала старому кувшину более строгий и стройный вид. При проектировании чайников Наталья Бессарабова обрабатывала форму дискообразных квасных сосудов и постоянно старалась приспособить функциональность изделий к простым народным формам.Большое влияние на художественную практику Гжели оказало творчество Людмилы Азаровой (уроженка и жительница города). В 1954 году после окончания Московского колледжа художественной промышленности начала работать в гжельском промысле. Она не только успешно продолжала разработку сосудистых форм, но и создала целый ряд пластических композиций. Она украсила расписную посуду смоделированными деталями и при этом очень умело связывала роспись со скульптурным декором. Таким образом, фарфор развивал традиции майолики XVIII века, о которой мечтал Александр Салтыков.Если для Натальи Бессарабовой характерна орнаментальная роспись, то Людмила Азарова любит сюжетно-образное изображение. Она обращается к фольклорным, мифологическим и анималистическим мотивам и интерпретирует форму очень обобщенно, часто весьма условно. Их статуэтки шестидесятых годов напоминают формы игрушки с едва выраженными чертами лица линиями и точками. Такой осмысленный образ жизни свидетельствует о влиянии народных иллюзий и русских матрешек.Среди наиболее удачных фигурных композиций художницы стоит отметить сцену чаепития (1966). Развлекательность сюжета, оригинальное сценическое действие воспроизводятся чисто пластическими средствами, характерными как для Гжели, так и для всего народного искусства.Столовая Сцена (1967) тематически связана с чаепитием, но ей не хватает преднамеренной торжественности, форма более детализирована и окраска более привлекательна. В целом это очень декоративная композиция. В первые годы своей деятельности Людмила Азарова занималась старинной гончарной и гжельской посудой. Она стремилась к конструктивному оформлению предмета, акцентированию его утилитарного назначения и формированию его пластического характера.Форма кувшина, спроектированного в 1959 году, напоминает в силуэте традиционные изделия. Закругленный сосудистый корпус окрашен, массивному изделию нанесена кобальтово-синяя спираль, широкая низкая шея увенчана прочной, нижней крышкой. Корпус расположен на устойчивой поверхности. Каждая часть круга крышки конструктивно оправдана.Людмила Азарова меняет свою роспись и декоративные мотивы. Иногда она также применяет графический рисунок. Окраска выполнена случайным, свободным и легким мазком.Гжельские художники не ориентируются по размеру и толщине изготовленного ими фарфора в соответствии с предписанным промышленным стандартом и, таким образом, могут беспрепятственно выполнять роспись предмета. В результате получается не всегда очень тщательно выполненный декор, т. е. рисунок может быть смещен, а пропорции не всегда могут быть соблюдены. Но эти недостатки уравновешиваются чувством живости и непосредственности исполнения, которое заставляет чувствовать тепло рук мастера. Потому что именно ручное изготовление, которое остается важнейшей особенностью народного искусства, придает гжельскому фарфору особый колорит.Веселая и праздничная, сказочная и реальная жизнь, доброта и сообразительность объединились в искусстве из Гжели. В голубой росписи, в мягком мерцании белого фарфора, радость жизни, своего рода ощущение свежести и праздничности без лишней пышности.Гжельское искусство постоянно находится в своем развитии. Некоторые аспекты его художественной практики порождают научные дискуссии. Так, в частности, встает вопрос о том, насколько оправдано обращение некоторых гжельских художников к сосудистым формам и живописным образам, чуждым художественной системе старой Гжели. Так, например, некоторые работы Татьяны Дунашовой заимствуют цветочный декор и формы из китайских образцов; или ваза-тройка Валентина Розанова, напоминающая вазу в стиле модерн, прототип которой можно найти в хинозерском стиле. Возможно, здесь нет однозначного ответа. Мы можем только полагаться на талант и вкус художника, который при создании своего произведения превращает, на первый взгляд, чужой объект искусства, в настоящее художественное явление, проникнутое духом Гжели.Одной из самых сложных проблем в современном мире является обучение художников, которые могли бы повторять и передавать понятия искусства и секреты мастерского совершенства от поколения к поколению и стать хранителями подлинного народного творчества. В настоящее время все делается для того, чтобы заинтересовать детей современных мастеров в традициях гжельского промысла, чтобы они уже в молодом возрасте стали причастными к производству.Гжельская фабрика не ограничивается производством бело-голубого фарфора. Также проводятся эксперименты по созданию полихромного фарфора со смешанной витражной росписью. Некоторые мастера, в том числе Николай Туркин, постоянно занимаются полихромной майоликой. Однако все эти попытки не могут превзойти объем производства и признание того, что под названием "Гжель" подразумевается бело-синий фарфор.Настоящий гжельский фарфор очень популярен. Он коллекционируется любителями искусства, приобретается музеями. Мастера из Гжели были награждены призами на международных и всесоюзных выставках. Наталья Бессарабова, Людмила Азарова, Татьяна Дунашова, Зинаида Окулова - лауреаты государственной Премии. Людмила Азарова была удостоена звания народного артиста РСФСР. Как бы ни развивалось Гжельское искусство, современный фарфор из голубого неба и белого снега прочно вписался в историю народного искусства, русского прикладного искусства, в историю Советского искусства и культуры.

Keramik aus Gshel1987

www.perunica.ru

Гжель для детей

Искусство народа и его творчество неизменно отражают его самобытность и духовное богатство. Одним из таких широко известных русских народных промыслов является гжель. Непревзойденное искусство филигранной росписи на глиняных изделиях и особенности рисунка позволяют с полной уверенностью назвать гжель достоянием России. Этот народный промысел с многовековой историей и сейчас пользуется огромной популярностью. Гжель не только радует глаз неповторимым и затейливым орнаментом, но и погружает в загадочный и интригующий сказочный мир.

История гжели и её истоки

Название этого народного промысла связано с селом Гжель, находящимся в Московской области. Место это очень живописное, но не плодородное. Долгое время жители этого села пытались заниматься сельским хозяйством. Однако, их время было потрачено впустую. Все неудачи были связаны с огромным пластом белой глины, залегавшим практически на поверхности. После того, как стало известно о высоком качестве этой глины, о том, что из нее получается отличный фарфор, зародился народный промысел, связанный с изготовлением различный гончарных изделий. Местные мастера создавали не только посуду, но и детские игрушки. Первые изделия гончаров этой местности известны еще с 1320 года.

Постепенно, оригинальный рисунок, неповторимая роспись и удивительная самобытность гжели стали очень популярными, а отдельные мастерские объединились в большие производства.

Существует мнение о том, что по началу этот народный промысел называли «жгель», а затем для удобства произношения перешли на слово «гжель». Само же название села означало «жечь».

Особенности промысла гжель

Отличием гжели от других народных промыслов, позволяющее с уверенностью называть ее уникальной, самобытной, неповторимой и оригинальной частью русского художественного творчества является необычность росписи и, конечно, ручная работа. Основной особенностью гжели является узор в синих тонах на белоснежном фоне и рисунок, представляющий сложный растительный орнамент. Благодаря контрасту кобальтовой краски и белого фона, создается неповторимая яркость цвета, которая неизменно притягивает взгляд и заставляет восхищаться работой мастера снова и снова.

Кроме того, рисунок наносится под глазурь и только потом изделие обжигают. Кобальт — одна из немногих красок, которая выдерживает температуру печи в 1300 градусов.

Разнообразие форм гжели

Изделия из гжели отличаются не только огромным разнообразием рисунков и оригинальным орнаментом, но и широким выбором форм. 

Мир гжели представлен такими предметами, как:

• Чайные пары• Сервизы• Вазы для цветов• Заварочные чайники• Сахарницы• Розетки для варенья• Самовары• Сувениры

Прекрасным и необычным подарком помимо выше перечисленного являются: штофы, плакетка, кумган.

Штоф представляет собой сосуд четырехгранной формы с коротким горлышком и пробкой. В старину его использовали для хранения крепких спиртных напитков. Плакетка, выполненная в технике гжель, представляет собой расписную декоративную тарелку и служит прекрасным украшением интерьера. Кумганом называют сосуд с узким горлом, тонким носиком, ручкой и крышкой. Ранее его использовали для мытья рук и ног, а в настоящее время, благодаря мастерам гжели, он является прекрасным и памятным подарком.

Гжель представлена и богатым разнообразием сувениров. Среди них выделяют фигурки животных, героев народных сказок, снеговиков, рыб, матрешек и т. д. Некоторые из изделий посвящены представителям различных профессий, сделаны в виде первого листка календаря, или имеют форму колокола.

Способ изготовления изделий промысла гжель

Создание изделий под гжель требует от мастера необыкновенной четкости, кропотливости и невероятного полета фантазии. Посуда может быть изготовлена из фарфора или майолики. Отличие состоит в том, что фарфор представляет собой белую глину. Он более хрупкий и тонкий. Майолика производится из красной глины и отличается большей прочностью. 

Весь процесс изготовления можно условно разделить на пять этапов. К ним относятся:

• Создание заготовки• Подготовка к росписи и первый обжиг• Контроль и отбраковка изделий• Роспись• Второй обжиг

Процесс заготовки представляет собой создание из глины формы под фарфор или майолику по эскизам художника. Делается такая заготовка на гончарном круге, но не руками, а специальными щипцами. После того, как форма из гипса готова, в нее заливается жидкая фарфоровая масса, которая постепенно застывает. Гипс хорошо впитывает влагу, поэтому фарфор быстро застывает.

Важной особенностью создания гжели является то, что все элементы посуды, от ручек, до рельефных узоров изготавливаются в разных формах. Это требует особой аккуратности и внимательности от мастера. 

Следующим этапом является подготовка к росписи. Она включает в себя шлифовку изделия и его обжиг.

Для того, чтобы рисунок ложился ровно и аккуратно, вначале каждое изделие зачищается специальным ножиком и шлифуется. Это процесс проводится вручную. Затем происходит замывание мест креплений различных частей изделия, а остальные неровности сглаживаются с помощью поролонового валика. После этого, изделие отправляют в печь на обжиг, который длится около восьми часов.

После обжига обязательно проводится контроль за качеством изделия и наличием в нем дефектов. Их выявляют с помощью раствора фуксина. Это вещество накапливается в неровностях фарфоровых изделий и приобретает ярко-красный цвет. Таким образом, становятся видны неровности или некачественные стыки в изделии. Далее, проводится удаление недостатков с помощью шлифовки валиком или замывания. В случае, когда дефект устранить не удается, изделие отправляют в брак и переплавляют.

После этого, начинается роспись. Каждый мастер отличается своей неповторимой методикой нанесения узоров и подписывает в конце свою работу. Затем, опорные части изделия обрабатывают парафином. Для этого, мастер вручную окунает посуду в ванну с горячим парафином. Затем, изделие окунают в глазурь и отправляют на второй обжиг. Он длится достаточно долго, восемнадцать часов. Именно благодаря подглазурной росписи насыщенность цвета долгое время остается прежней. Такие изделия можно мыть не только вручную, но и в посудомоечной машине.

Таким образом, каждый из этапов работы выполняется вручную. Такой труд очень кропотлив, поэтому, на заводах по производству гжели работают в основном женщины. 

После обжига, изделие приобретает свой конечный вид и подлежит последующей фасовке.

Особенности росписи под гжель

Неповторимость, изящество и невероятную красоту изделиям из гжели придают особенности их росписи. К ним можно отнести:

• Белоснежный фон• Насыщенно-синий рисунок• Глазурирование поверхности• Многообразный и сложный растительный орнамент• Ручную работу

Применение всего двух цветов и неповторимость образов позволяют создавать уникальные шедевры народного творчества, поэтому, двух одинаковых изделий из гжели не существует.

Узор будущего изделия вначале тщательно продумывается, а только после этого, наносится на фарфоровую поверхность. Древние мастера наносили рисунок сразу, без предварительного эскиза. Свое вдохновение они черпали у природы или в картинах народной жизни. Роспись производится раствором окиси кобальта, который после обжига приобретает насыщенно-синий цвет. Его наносят специальными беличьими кисточками.

Существует еще одна разновидность росписи в стиле «гжель», которую называют майоликой. Ее особенность состоит в том, что на белоснежную поверхность наносят не один цвет, а целых пять.

Много веков назад мастера гжели старались отобразить в своем искусстве свое видение окружающего мира, картины городской и сельской жизни, необъяснимые природные явление, свои мысли и фантазии. Основываясь на этом, общую стилистику росписи можно разделить на три основных группы:

• Орнаментальная• Растительная• Сюжетная

Орнаментальный узор оригинален, необычен и в нем можно проследить определенную ассоциацию. Самыми распространёнными орнаментальными узорами являются: капли, усики, травинки, жемчужины, гребенки. Кроме того, по бортику и по кайме традиционно наносится узор «шашечки», который представляет собой цепочку из синих квадратиков.

Растительный рисунок считается классическим для гжели. Он, как правило, достаточно стилизован, но всегда можно отличить одно растение от другого. Чаще всего мастера изображают на изделии из гжели ягоды, травинки, черенки, цветы. Гирлянды из ягод на фарфоре могут легко переплетаться с колосьями пшеницы или буйством цветочных узоров. При этом, ягоды крыжовника легко можно отличить от смородины.

Часто орнаментальная роспись комбинируется с растительным узором.

Сюжетный рисунок появился одним из первых. Он представлял собой картины из жизни, окружавшей мастера. Это могли быть красивые пейзажи, веселые ярмарки, катание на санях, красочные явления природы.

Современные мастера гжели

Благодаря творческому наследию, которое оставили древние мастера гжели, их современные последователи смогли не только возродить этот великий народный промысел, но и внести в него ноты современного искусства, особенности быта и своеобразие взглядов настоящего времени. В конце 19 века стала набирать популярность современная гжель, однако, расписывали в основном простые фигуры и рисунок был не столь затейливым, как у древних мастеров. Постепенно, стали осваивать фарфоровую скульптуру и декоративные вазы, к традиционному гжельскому рисунку добавляли новые оригинальные виды.

 Таким образом, благодаря современным мастерам, произошло возрождение гжели, она приобрела новые интересные методики, захватывающие сюжеты и особенный стиль. Сейчас эти изделия широко востребованы во всем мире и являются неотъемлемой частью русского народного творчества.

Гжель была и остается непревзойдённым символом огромной творческой фантазии и высочайшего мастерства русского народа. Этот промысел является своеобразной книгой истории, которая бережно хранит в себе отпечаток времени, в которое он был создан, погружает в мир, полный невероятных чудес и неповторимых красок, рассказывает о том, как жили наши предки. Однако, популярность гжели заключается и в том, что она способна отображать и картины современности, помогаю людям взглянуть на себя со стороны, увидеть насколько красив и удивителен окружающий мир.

7gy.ru

Об истории Гжели коротко: | Гжель

От истоков до наших дней...

 

В наше время под гжелью обычно понимают вид русского народного искусства – расписанные в особом стиле керамические изделия. Особенностью гжельской росписи является использование трёх основных цветов: белого, составляющего фон изделия, синего и голубого, которыми выполняется сам рисунок. Гжельская посуда и другие изделия Гжель хорошо известны не только в России, но и во всём мире.

Немногие знают, что изначально гжелью называлась местность, располагавшаяся на юго-востоке Московской области. Жители сёл и деревень, находившихся в этой местности, были прекрасными мастерами гончарного искусства. И лишь в далёком будущем название местности получил один из самых известных видов народного промысла.

Одной из причин развития именно этого промысла послужила качественная гжельская глина. Ведь, как известно, изначально определённый вид деятельности появляется именно там, где есть материал. Развитие гончарного дела в гжельской местности началось ещё  в IV веке до нашей эры. В XIV же веке гжельская земля стала центром керамического производства Руси. Именно там делали керамические изделия для самого Великого князя Ивана Калиты.

Производство расширялось, появлялись новые технологии, также росло и мастерство гончаров. В начале XVIII века был освоен выпуск фарфоровых изделий, а также был получен так называемый «полуфаянс». Именно его мастера расписывали синей краской, которая в последствии стала символом гжельских изделий. Изначально в окраске фарфоровых изделий преобладали модные во все времена золотистые тона.

К сожалению, в конце XIX– начале XX века промышленный кризис в России оказал своё влияние и на народное творчество. Вновь производство керамики было налажено лишь в середине прошлого века. Именно тогда в организованной артели «Вперёд, керамика» был разработан новый дизайн – синяя роспись на белом фоне. Изделия делали из фарфора, а основу краски составлял высокотемпературный кобальт. Именно на основе этой артели было создано объединение «Гжель», на самом деле собравшее лучших мастеров этого искусства. В конце 80-х годов ведущим художникам фабрики была присуждена Государственная премия имени Репина «За достижения в возрождении, становлении и развитии искусства Гжели,  в создании современного стиля гжельского фарфора с подглазурной росписью кобальтом».

 

 

www.gzheli.net

Как появилась гжель? - Жизнь замечательных имен

Звонкое слово «гжель» обозначает русскую фаянсовую посуду и украшения. Гжель имеет белый цвет и раскрашена синей кобальтовой краской.

Гжель – это старинный район, где издавна занимались гончарным промыслом. В так называемый «Гжельский куст» входят 27 населенных пунктов. Этот район расположен приблизительно в 60 километрах к востоку от Москвы в сторону Мурома и Владимира. Час езды на электричке с Казанского вокзала.

Места здесь довольно скудные, болотистые и глинистые. Вырастить что-либо на такой земле – проблема. Но в том-то и дело, что такие замечательные глины, как находили в этом районе, сами по себе были сокровищем. Поэтому здешних жителей издавна кормило ремесло, и кормило лучше, чем земледелие. В районе реки Гжелки занимались гончарным промыслом и добились в нем выдающихся успехов.

Гжель известна по крайней мере, с 14-го века. Гончары из Гжели привозили произведенную ими посуду в Москву. Везли горшки, миски, кирпичи, изразцы и... детские свистульки. Ерундовая, казалось бы, вещь, дешевка. Но когда свистулек продается много тысяч в год, их производство приносит хороший доход.  Кроме того, гжельцы поставляли в Москву и местную глину, снабжали сырьем московских гончаров из Гончарной слободы, что находилась на Таганском холме.

В 1770-е годы в России пытались начать производства фарфора. Секрет изготовления тонкой, изящной посуды вывезли из саксонского города Майсен, а белые глины начали искать по всей России. В деревне Перово (сейчас она является районом Москвы) в начале 19 века существовала фарфоровая фабрика Отто, где изготавливали фарфоровую посуду по майсенскому способу. На этой фабрике работал гончар из Гжели Павел Куликов. Он видел, как и из чего изготавливают фарфоровую посуду, а главное, научился ее обжигать. Надо сказать, что конструкция горна и режим обжига при производстве фарфора – главный секрет. Обучившись, Павел Куликов вместе с братом начал искать в окрестностях родной деревни белую глину, из которой можно было изготавливать фарфоровую посуду. Поиски завершились успехом. В районе деревни Минино они нашли залежи светлой серой глины. Братья соорудили на своем дворе печь для обжига фарфора и начали производство. Вместо фарфора у них получился грубоватый и непрочный фаянс. Несмотря на это, фаянсовая посуда, красивая, белая и гладкая пользовалась спросом. Она выглядела лучше глиняной посуды, и при этом дешевле фарфоровой.

Братья Куликовы, желая сохранить монополию на производство фаянса, делали всё сами. Но информацию утаить невозможно. Соседи прокрались в их мастерскую, разведали устройство печи для обжига и построили такие же у себя на подворьях. Так Гжель стала центром производства русского фаянса. Вскоре местные мастера нашли способ украшать свои изделия глазурью и разноцветной росписью.

Одним из основателей фарфорового производства в Гжели был Яков Васильевич Кузнецов.  В 1810 году он выкупился на волю у помещика и открыл в Гжели собственное дело. Дело пошло, и уже через два года завод работал на всю мощность. Когда Якову Кузнецову стали помогать его дети, Терентий и Анисим, производство стало расширяться. В 1832 году заработал второй завод Кузнецовых, в Дулево Владимирской губернии. В 1889 году наследники Якова Кузнецова основали товарищество по производству фарфоровых и фаянсовых изделий. Со временем товарищество объединило под своим управлением семь российских заводов по производству посуды из фаянса и фарфора. Правление «Товарищества» находилось в Москве на Мясницкой улице. В этом доме сейчас размещается магазин «Фарфор». Все фарфоровые заводы в Гжели объединились «под одной рукой» и это была рука Кузнецовых.

После революции кузнецовские заводы были национализированы и разъединены. Каждое производство было само по себе. В 1930-х и в 1940-х годах около половины производства советского фарфора и фаянса оказалось сосредоточенным в Гжели. К сожалению, многие традиции мастеров оказались утраченными. Их пришлось восстанавливать заново.

Гжель стала одним из центров прикладного и декоративного искусства сначала СССР, а потом Российской Федерации. Здешние художники создают посуду традиционных форм. Эта посуда по большей части используется в декоративных целях, хотя остаются вполне функциональными.

Кроме посуды в Гжели освоили производство изразцов, архитектурных украшений из фарфора, а также начали выпускать фаянсовые статуэтки. Для росписи гжельского фаянса мастера применяют четыре цвета: коричневый, желтый, зеленый и синий.

Голубая и синяя роспись кобальтовой краской стала фирменной для гжельского фаянса. И сейчас, когда говорят о гжельской росписи, предполагают именно роспись синего цвета. Мастерицы-маникюрщицы даже ввели в пользование узор «гжель», расписывают синим и голубым цветом ногти, вырисовывая на них традиционные гжельские узоры, цветки и листки.

Полезные ссылки:
  1. Гжель в Википедии
  2. Откуда на Руси появилась Гжель?
  3. История возникновения Гжели
  4. Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М. С. Кузнецова

eponim2008.livejournal.com

История гжельского промысла

И история к сердцу притронетсяГОНЧАРСТВО ГЖЕЛИ

Жечь... Обжигать... Жгель... Гжель... Не таков ли был первоначальный порядок слов, вошедших в название местности у славян, поселившихся в междуречье Москвы-реки и Клязьмы, на севере Мещерской низменности, в давно минувшие времена? Одна из затерявшихся среди болот и ручьёв деревенек отражает характеристику своего местонахождения — не один век носит имя Мещера. Сама же обширная территория этого края свыше 6,5 веков носит собирательное название — Гжель. Это русское слово знают в десятках стран мира, на всех континентах. Оно переведено на разные языки в каталогах и книгах, газетных и журнальных статьях, в исследованиях учёных, и всё потому, что жители планеты Земля успели полюбить изделия местных мастеров. Их коллекционируют и берегут в любой семье как драгоценности.

Гжель — единственное место в мире, где руками талантливых мастеров создаются своеобразные бело-голубые фарфоровые или майоликовые изделия с полихромной раскраской. Гжель (а так называют и изделия народного художественного керамического промысла, развитого в этих краях) неповторима.

Начинался же промысел с изготовления простых кувшинов, мисок и других бытовых сосудов, необходимых в каждой крестьянской семье. Их делали крестьяне из красной глины, изобиловавшей в местных окрестностях. Впервые Гжель упоминается в письменных источниках 1328 г., в духовной грамоте (завещании) Ивана Даниловича Калиты. Московский князь, отправляясь в Золотую Орду, столицу татаро-монгольского ханства, в XIV в. поработившего Русь, и не будучи уверенным, что возвратится живым, завещал свои владения наследникам. В числе других он упоминает волости Гжель, Раменье, Брашеву, входящие теперь в границы Раменского района.

С тех пор на протяжении столетий, как одна из наиболее ценных вотчин, Гжель передавалась по наследству в роду великих Московских князей (позже царей), принося им значительный доход. Гжель упоминается в завещании сына Калиты Ивана Ивановича (Красного) в 1356 г., внука Калиты Димитрия Ивановича (Донского) в 1389 г. и многих других документах. Великий Московский князь Василий II лично узнал свою Гжельскую вотчину, когда, спасаясь от эпидемии чёрной оспы, свирепствовавшей и в Москве, со своими приближёнными провёл осень 1426 г. в глухих гжельских местах. Гжель, Мячково, Бронницы, Велино в своём завещании перечисляет великая княгиня Софья Витовтовна, передавая их в 1453 г. своему внуку Юрию, владевшему тогда городом Дмитров. Значится волость и в документах Ивана Грозного, а позже — других российских царей.

Фактическое заселение края проходило значительно раньше письменных упоминаний о нём. Заселение славянскими племенами междуречья Оки и Волги первоначально велось по берегам рек и их притоков. Небольшая группа людей приплывала на лодках, выбирала более удобные и сухие места, ставила 1 -3 избы и обрабатывала поля возле жилища, чаще всего вырубая и выжигая участки ближнего леса.Основной водной артерией этих мест является речка Гжелка, и которую впадают Коняшинка, Мининка, Чечера, Дорка и другие. Гжелка берёт начало недалеко от д. Минино и, петляя среди лесов и полей, впадает в Москву-реку.

Уже в документах XIX-XXII вв. встречаются следующие названия деревень Гжельской волости: Гжель, Фенино, Глебово, Турыгино, Бахтеево, Володино, Обухово, Коняшино. В то же время находим двойные или изменённые названия ряда ныне существующих деревень: современное Меткомелино называлось Мяхкомелино; Жирово носило имя Жарово; Трошково называлось Тросково, а Кошерово вообще звалось по-разному: Давыдово, Халатово, Кошурово. Такое же положение наблюдаем по волости Сельня Богородского уезда, куда входили сёла и деревни пышного Карповского сельского Совета.

Деревня Мещеры именовалась Скоморохово-Мещерково, Анюново называли Мишкино-Антоновское, а Аринино носило ещё три названия: Комоново, Поноратово, Панкратово. История их -многовековая и, видимо, бывали разные обстоятельства, в результате чего менялись названия населённых пунктов, а вот названия речек: Гжелка, Дорка, Сеченка с давних времен оставались неизменными. По ним славяне и заселяли эти глухие места. Мещерская низменность в этих краях — довольно плоская равнина с незначительными всхолмлениями. Водораздел проходит на территории между селами Новохаритоново и Карпово, где Дорка, приток Гжелки, течет к северо-западу, а речка Сенечка относится к бассейну другой, в прошлом многоводной, реки Нерская и течет к юго-западу.

Славянские племена заселяли территорию края с XI-XII вв., однако курганных могильников и селищ XI-XIII вв., как в других местах края, тут пока не обнаружено. В тот период междуречье Москвы-реки и Клязьмы было заселено слабо. Только в конце 80-х rr. XX в. археологические экспедиции Музея истории и реконструкции г. Москва обнаружили на берегу Гжелки возле села Гжель и вблизи деревни Меткомелино, на берегу речки Дорка, остатки бывших построек и обилие керамических изделий, указывающих на наличие развитого гончарного промысла в период раннего средневековья. Ведь с незапамятных времен гончарное дело на Руси, да и у других народов, являлось одним из распостраненных занятий жителей.

Парные изыскательские работы в Гжельском округе были проведены археологом В.М. Колобовым в 1943 г. В 1980 г. их продолжил В.А. Юшко на раскопке места гончарного производства. За огородами села Гжель на берегу Гжелки обнаружены иринки и миски, разнообразные горшки, кувшины и игрушки с различным художественным оформлением. Преобладала древнерусская роспись с волнистым и прямолинейным орнаментом по шейкам сосудов. Кувшины имели тонкие ручки и шаровидные тулова, цилиндрическое горло и отогнутый венчик, они были изготовлены на гончарном круге. По-видимому, они являлись новой формой производства гжельцев того далекого времени.

Надо учесть, что еще в XIV-XVI вв. гжельцы использовали как красную, так и местную белую глину. При этом изделий из белой глины по количеству предметов насчитывалось больше, чем из красной. Делались игрушки: птички-свистульки, коники, медведи и подобные детские забавы из того и другого исходного материала, который добывали в изобилии почти возле каждого поселения.

Делать посуду и другие изделия из обожженной глины люди умели 12-13 тысяч лет назад в Египте, потом в Вавилоне, Ассирии, Греции. Этим занимались скифы, кочевавшие на юге России, и другие народы.

Археологи страны находят предметы керамики в древних курганах (XI-XIII вв.). Гончарное дело было широко развито, а в XIV-XV вв. оно достигло высокого уровня качества, не уступающего другим художественным промыслам народов. В XVI в. достигло совершенства майоликовое производство поливных изразцов, которыми украшали печи, полы в домах, стены теремов и церквей. Широко известен знаменитый Крутицкий терем, которым люди любуются и теперь. Особого совершенства достигла посуда для кваса — кувшины с круглым отверстием посередине тулова.

Слава Гжели началась в XVII в., она достигла расцвета во второй половине века XVIII-ro. Проведены обследования двух селищ XIV-XVII вв. к югу и юго-западу от д. Меткомелино. Одно расположено в 340 м от окраины деревни и заняло площадь 160x50 м на левом берегу р. Дорка. Культурный слой небольшой. В нем, главным образом, — белоглиняная керамика, относящаяся к эпохе позднесредневековья.

Второе селище расположено у леса на правом берегу р. Дорка в 2 км от деревни. Протянулось с запада на восток, размеры - около 90x60 м. Археологом А.А. Полюлях исследовано 48 кв. м. Керамика - позднесредневековая, главным образом, белоглиняная. Выявлены хозяйственные ямы. Памятник может быть отождествлен с погостом Никиты Великомученика, что на речке Дорка, упомянутом в Писцовых книгах 1631-1633 гг.

Исследования ученых подтверждают, что гончарное производство Гжели своими корнями уходит вглубь веков и по мере увеличения населения получает все большее распространение.

Так как местность изобиловала лесами и болотами, имела малоплодородные дерново-подзолистые и глинистые почвы, а в низинах — торфяники, жители возникающих поселений посте¬пенно начали искать средства к жизни не на земле, а под землей, добывая высококачественные глины геологических отложений верхнего Гжельского яруса.

Глину копали ручным способом в зимнее время, так как в иную пору ее добыча становилась невозможной в результате затопления ям грунтовыми водами. Кроме многочисленных и различных по своим свойствам запасов одних из лучших в России глин, местами на поверхности крестьяне обнаруживали залежи камня-известняка и вели его добычу.

Наличие главного богатства края — высокосортных глин, обилие лесов для обжига, а также древнего торгового Касимовского тракта, проложенного в XIV-XV вв. от Москвы на юго-восток, к Волге и Каспийскому морю, превратившегося в один из важных путей, по которому велась оживленная торговля, создали благоприятные условия, которыми воспользовались местные жители для широкого развития гончарного промысла.

Касимовская дорога в развитии края и промысла играла особую роль, так как город Касимов на Оке являлся крупным экономическим центром и стоял на защите русских земель от войск Казанского ханства. Древняя дорога давала гончарным товарам гжельцев свободный выход как на юг и юго-восток, в плодородные места к Оке и Волге, так и на северо-запад, к необъятному рынку столицы государства Москве. Упакованную посуду возами доставляли на многие сотни верст в разные концы государства.

Как уже сказано, гжельские крестьяне всегда находились в личном владении московских князей (позже царей), которые были заинтересованы в том, чтобы получать со своих подданных денежные оброки, что способствовало развитию предпринима-тельства и торговли. Вот почему положение дворцовых кресть¬ян было выгоднее в сравнении с положением крепостных крестьян, находящихся в личной зависимости от мелких и средних помещиков, давало им больше простора для выбора рода занятий. И таким благополучным обстоятельством широко пользовались гжельцы. Постепенно все эти условия привели к широкому развитию гжельского гончарного промысла, каким занималось все население почти поголовно. Сельскохозяйственное производство на малоплодородной почве для большинства из них являлось распространенным и необходимым занятием, однако почти всегда носило вспомогательный характер как подспорье для пропитания семьи. Гжельцы торговали не только готовой продукцией. Еще в XVI в. они возили московским гончарам свою глину в Москву в Яузскую слободу. Некоторые оставались там работать. На московских ярмарках и торгах они знакомились с разнообразными изделиями гончаров из разных мест России и других стран.

При раскопках на территории историко-мемориального музея-заповедника «Подолье» (современный город Подольск) ученые встречают осколки древнерусской посуды разного предназначения, а также позднего средневековья из гжельской глины, которую, надо полагать, перевозили туда на лодках по Гжелке, Москве-реке и Пахре.

Гжельские изделия в Москве получили широкую известность уже в XVI-XVII вв., а гжельский гончарный промысел распространялся в подмосковных Коломенском и Серпуховском уездах, других городах и селах. Слава о московских и гжельских мастерах уже тогда пошла по всей русской земле. Как показали археологические раскопки, в Москве находили горшки, корчаги, и другие предметы быта, отличающиеся от изделий московских гончаров. Гжельцы формовали их на круге, а не путем налепа глиняного жгута или ленты. Знали они приемы морения, томления в печах, лощения черного товара и обваривания. Сочетание на черной посуде заглаженных до блеска участков изделий (лощения) с матовыми участками создавало эффект ее нарядности. К концу XVII в. были широко распространены «муравленая» посуда и изразцы, покрытые коричневой или зеленой глазурью. Документ от 1743 г. говорит, что Гжель в то время уже производила «глиняную посуду разных сортов: тарелки цветные, чайники, чайные чашки с блюдцами, уксусники, полоскательные чашки».Стиль гжельских мастеров отвечал их личным вкусам, как и вкусам широких слоев городского и сельского населения тогдашней России, хорошо знакомых гжельским гончарам, разъезжавшим по стране ради продажи своих изделий на ярмарках и в развоз по деревням и городам.

Гжельцы широко торговали и глинами. В географическом лексиконе Ф.А. Полунин указывал, что в Гжельской волости «находится глина преизрядная, употребляемая к гончарному делу». По свидетельству иностранцев, она превосходила многие глины Западной Европы. В 1663 и 1666 гг. царь Алексей Михайлович издал указы, согласно которым Гжельская волость приписывается к Аптекарскому приказу, а ее жители обязаны возить глину для производства аптекарской посуды. В 1663 г. в Аптекарский приказ доставили для этого 15 возов гжельской глины, а через три года гжельским крестьянам было приказано доставить еще 20 возов; к 70-м годам XVII в. Гжель уже широко известна своими глинами. К концу первой четверти XVIII в. Мануфактур-коллегия отметила широкое производство посуды из белой глины крестьянами, прежде всего, надо понимать, Гжельской волости, где она находилась.

При Аптекарском приказе было организовано производство посуды для царской аптеки. Мастером был назначен гончар Пашка Птицкой, который должен был делать «колбы и стопки и всякие аптекарские и алхимические суды» (т.е. сосуды). Не забудем, что в России фарфор еще не был известен, и мастер приезжал в Гжель, чтобы «приискать» тугоплавкие огнеупорные глины для сосудов, в которых на огне можно было бы готовить лекарства для пользования (т.е. лечения) царской семьи. Дело было в высшей степени трудоемким и ответственным.

Неисчерпаемые природные запасы глины дополнительно создавали богатство волости. Различали несколько сортов глины, из них лучшей была признана «мыловка» — глина почти без посторонних примесей. На базе гжельских глин в значительной степени выросли заводы под Петербургом (современный завод имени М.В. Ломоносова), завод Гарднера в Вербилках возле Дмитрова, керамические предприятия в ближней округе Гжели. На гжельских глинах в XVII в. работали Духанинский и Черноголовкинский стекольные заводы. В царствование Петра I отсюда целыми обозами вывозилась глина для производства особо прочного кирпича. Качество гжельских глин быстро оценил московский негоциант Афанасий Гребенщиков, построивший в 1724 г. в Москве за Таганской заставой, где проходил тракт на Гжель, керамическую мануфактуру, на которой позже был освоен выпуск майоликовой посуды. У Гребенщиковых работало много гжельских мастеров. Они жили в Москве и до сих пор один из московских переулков носит название Гжельского.

Гжельские крестьяне выпускали керамическую плитку, использовавшуюся для покрытия полов. Только на строительство одного Анненгофского дворца в 30-е годы XVII в. при Анне Иоанновне ушло до ста тысяч гжельских керамических плиток, представляющих собой высокохудожественную ценность. В 1752 г. для восстановления после пожара Головинского дворца туда отправили 894 тыс. половых плиток.

В царствование Елизаветы Петровны для обследования месторождений глины и взятия их проб, для определения наиболее удобных мест добычи в Гжельскую волость в 1744 г. приезжали Дмитрий Иванович Виноградов и Афанасий Кириллович Гребен-щиков. В книге «Императорский фарфоровый завод» (в ведомостях о глинах Афанасия Гребенщикова на 1 декабря 1744 г.) значатся деревни Жирово, Меткомелино, Кузяево, Харитоново, Речицы, Коломино, Фрязино, Коняшино, Игнатьево и названия глин: «жировка», «мининка», «меткомелинка», образцы которых брались для опытов по изготовлению фарфора и производства майоликовых изделий. На самых лучших месторождениях огнеупорных белых глин гжельцам запрещалось добывать глину для своих изделий: оттуда ее увозили для государственных нужд.

В 1749 г. Д.И. Виноградов вновь побывал в Гжели, отобрал образцы лучших глин, познакомился с работами местных куста¬рей. По результатам почти восьмимесячного пребывания в гжельских краях Д.И. Виноградов пишет рапорт следующего содержания: «В кабинет ее Императорского Величества от Бергмейстера Дмитрия Виноградова покорнейшее доношение. По указу ее И. В. из Кабинета прошлого 1749 году майя 13 дня отп¬равлен я был в Гжельскую волость для приготовления тамо и взятия глины к порцелинному делу, также осмотру всех тех мест с глиною, и где лутчая найдетца ту и брать... и всему тому месту с глиною сделать чертеж, измеряя оное хотя, например, шагами...

...Место оное, где так разных сортов глины копаютца, имеет округу от с. Гжели, деревень Обухово, Коняшина, Коломина, Фрязинова, Кузяева, Жирова, Бахтеева, Миткомелина и Речицою, например, верст на двенадцать, между тем же местом имеются пустоши, сенные покосы, лесные угодья и пахотная земля. Из означенных глин усмотрены мною две лутче других, которые годны быть к порцелинному делу, а именно глина пещанка-черноземка, глина мыловка-жировая белая.

Глина пещанка-черноземка копаетца на пустоши, называемой Чернозем, которая от деревни Речицы отстоит в 3-х верстах...Вторую глину, мыловку-жировку копают при дер. Жировке...

Глины оные лежат в болотном месте глубиною в косую сажень и свыше, и летом оных доставать невозможно, понеже ямы полны воды, а спускать оную для ровности места некуда, также глина летним временем жидка; того ради способнее оную глину копать и запасать зимним временем, когда она от мороза густеет, а для клажи и збережения выкопанной глины на стройку амбаров на том же месте срубов найти можно довольно; к перемыванию же глины потребной и годной воды вблизь того места не имеетца. А понеже место оное, где глина-черноземка и глина мыловка-жировка копаютца, весьма малое, и той глины обыватели тамошние копают и употребляют много и продают на сторону паче других немалое число. Того ради Кабинету Е. И. В. сим покорнейше представляю, не повелено ль будет на помянутой пустоши Черноземка, также на тех местах, где глина мыловка-жировка имеетца, тамошним обывателям на тех местах глины копать запретить, дабы от того со временем при порцелинном деле не учинилось какой остановки, а особенно, что Гжельской волости обыватели как для своего употребления, так и на продажу кроме помянутых двух сортов еще много и разные глины имеют, которыми они довольствоваться могут».

Заботясь о защите государственных интересов в деле изготовления фарфора и определяя лучшие глины в наших краях, Дмитрий Иванович вносит предложение о запрещении расходования ценнейшего сырья для производства бытовых изделий и продажи его на сторону. В то же время он невольно подтверждает, что местные мастера опытным путем, без наличия лабораторий и специальных исследований, уже хорошо разбирались в качестве местного сырья и эти сорта глин добывали в гораздо больших размерах, чем другие, имеющиеся повсеместно в округе.

Д.И. Виноградов не только обследовал месторождения гжельских окрестностей, но и, по-видимому, организовал добычу этих глин в больших объемах, так как первые фарфоровые изделия (да и не только первые) создавались при широком использовании гжельских глин наряду с другими компонентами. Поэтому его приезд в целях обследования и отбора лучших образцов имел перспективное значение для создания российского фарфора и дальнейшего развития всего фарфорового произ¬водства. В этой связи хотелось бы обратить внимание на то обстоятельство, что секретом изготовления фарфора он не мог делиться с гжельцами и те сумели им овладеть только спустя поливка путем личных опытов и накопленных веками знаний гончарного ремесла, особенно майоликового производства, которое с середины XVIII в. получило в Гжели широкое развитие как худо¬жественный промысел.

Обоз с глиной из Гжели отправили в Петербург. Во избежание задержек в пути сопровождавшие товар были снабжены особым пропуском, где говорилось: «По указу Ее Императорского Величества отпущено из Моск¬вы в Санкт-Петербург на кирпичные и черепичные заводы гжельской глины 2057 пудов на наемных 73 подводах. С подрядчиками в чине лейб-гвардии конного полка, майора господина князя Черкасского Московского уезда села Воскресенского крестьянами: Михаилом Яковлевым, да Кириллом Артемьевым, того ради оных подрядчиков с тою глиною по Санкт-Петербур¬гскому тракту пропускать и на заставах, команду имеющим, ни за что не задерживать...В Москве 30 дня 1749 г. Барон И. В. Черкасов».

Таким образом, добыча и доставка глины являлась для гжельцев одной из прибыльных статей, пополнявших их бюджет. Наряду с гончарным производством гжельские крестьяне занимались и другими работами: среди них были плотники, печники, резчики по дереву, кузнецы, лесорубы. Женщины пряли шерсть, ткали и красили полотна на одежду, шили и вышивали. Распространенным и тяжелым занятием крестьян являлось земледелие и животноводство, однако многие из них имели незначительные наделы. Низкие урожаи не могли обеспечить семью питанием на круглый год: у крестьян волости приходилось на двор по 6,5 десятин земли, включая болота и неудобья, или по 1,7 десятин на мужскую душу. Количество женских душ в семье не учитывалось и земельные наделы на них не давались. Но если учесть низкое плодородие земель в то время вообще, а гжельских в особенности, то ясно, что крестьяне без дополнительных заработков прожить не могли.

Положение дворцовых крестьян XVII - XVIII вв. являлось также тяжелым, почти, как и крепостных (помещичьих): их могли насильно переселять в другие волости и даже губернии, приписывать на работы к заводам, раздавать в частные руки приближен¬ным или родственникам царской семьи. В дворцовых имениях и волостях со стороны присланных управителей существовал строгий надзор и даже наказания, была установлена мелочная опека над всеми сторонами жизни и быта.

Крестьяне обязаны были платить оброки и по указанию управителя выполнять дополнительные сельскохозяйственные работы и другие обязанности. Дворцовые управители, находящиеся на местах, имели право увеличивать повинности или менять их формы.По мере развития товарно-денежных отношений царский двор все больше нуждался в деньгах, поэтому дворцовые крестьяне получали разрешение заниматься дополнительными промыслами и выплачивать своим владетельным хозяевам денежный оброк. Положение большинства крестьян-кустарей оставалось тяжелым и ухудшалось поборами и взяточничеством царских управителей и чиновников на местах. На усиление гнета крестьяне отвечали жалобами царю и в высшие правительственные учреждения, несвоевременной уплатой денежных и натуральных сборов, а иногда — бегством в другие места.

Условия жизни были крайне тяжелыми. В XVIII в. в Гжели от-мечалась высокая смертность населения, особенно детей, от эпидемий и по другим причинам. С 1724 по 1734 гг. в волости она составила 576 чел. на 2 088 жителей, или 27,6%. Бежали в разные места с родины 62 чел., были взяты в рекруты или отправлены в другие вотчины — 66, всего выбыли 706 чел., или 33,8%. За это же время прибыли из других мест 344 чел. (16,5%), а всего в 560 дворах волости вместе с родившимися стали проживать 2 226 чел., т.е. за десять лет население волости увеличилось только на 138 жителей.

В результате крайне низких урожаев крестьянам приходи¬лось постоянно занимать из дворцовой конторы зерно на пропитание и семена, однако их запросы никогда не удовлетворялись полностью. Например, в 1735 г. гжельцы просили на пропитание 668 пудов ржи, 529 пудов овса и 221 пуд ячменя на посевы, а им выдали 100 пудов ржи на питание и 310 пудов овса на I юсев, т.е. крестьянские нужды удовлетворялись меньше, чем на половину.

К концу 70-х гг. XVII в. земельные крестьянские наделы были увеличены, однако земли выделялись чаще всего заболоченные, малопродуктивные, покрытые кустарником и отдаленные от деревень. Так что и эта помощь крестьянам оказалась малоэффективной. В таких условиях хлебопашество не могло быть надежным источником существования семьи, поэтому одновременно крестьяне занимались скотоводством. Многие уходили на заработки в другие места. В XVIII в. большинство крестьян трудились у А.К. Гребенщикова в Алексеевской слободе в Москве. С. Алексеев и П. Григорьев из села Гжель работали в середине XVIII в. в селе Покровское Владимирской губернии. Мастер гончарного дела И.А. Жадин работал в своем селе Речицы в середине XVIII в. Не исключено, что керамисты Жадины — его потомки. В их числе — Зинаида Михайловна Жадина, которая более полувека отработала на заводах Гжели. В середине XVIII в. встречается фамилия Гусятниковых, а в XIX в. Гусятниковы уже являлись владельцами своего производства. В селе Покровское трудились Архип и его сыновья Сидор и Карп Ивановы из деревни Фенино, Степан и его сын Ермолай Ивановы из д. Коняшино. Известны и некоторые другие старинные фамилии гончаров.

Исследуя развитие гончарного промысла в России, ученые редко упоминали о его особенностях в Гжели, тогда как там он достиг значительного развития уже в XVI-XVII вв. Мастера на точильном круге могли создать не только кружки и миски, а и такие сложные предметы быта сельского жителя как кувшины, рукомои, состоящие из нескольких отдельно выполненных деталей.

Гжельцам стали рано известны и такие приемы обработки глиняных изделий, как томление в печи и получение черной посуды для повседневного обихода семьи. Муравление давало возможность покрыть посуду и облицовочную плитку коричне¬вой или зеленой эмалью и на века придать им праздничный вид. В XVII-начале XVIII вв. используются или вновь вводятся такие приемы художественного оформления, как лощение, тиснение, рельеф, используются более богатые орнаменты. Еще в те вре¬мена появляются скупщики гжельской посуды, что говорит уже о специальной организации ее сбыта, так как самому мастеру, де-лающему эту посуду, становилось невыгодно заниматься ее продажей в ближних, тем более в дальних местах, так как прихо-дилось отрываться от ее изготовления. Скупщиками являлись как некоторые местные крестьяне, так и многие коломенские купцы, ранее гжельцев приобщившиеся к торговым операциям, поскольку Коломна с давних пор славилась как торговый центр на юго-востоке Московского государства.

М.Г. Аверьянова, книга "Синеокая Гжель",г. Раменское 2014 г.

palata-npr.ru